Где снимали "Белое солнце пустыни"


«Белое солнце пустыни» - культовый советский фильм Владимира Мотыля, рассказывающий о приключениях красноармейца Федора Ивановича Сухова, который спасает женщин из гарема разбойника Абдуллы в годы гражданской войны.

О том, где снимали истерн «Белое солнце пустыни» (на каком море, в каких городах и селах), какие трудности предшествовали съемкам и выходу фильма на экран, а также другие интересные факты читайте далее.

Предыстория

Начало этой занятной истории было положено в 1960-х годах в Экспериментальной творческой киностудии (ЭТК) при "Мосфильме". ЭТК "родилась" благодаря двум именитым людям -  народному артисту СССР и режиссеру Григорию Чухраю и предпринимателю Владимиру Познеру, отцу и тезке известного ныне телеведущего.

ЭТК считалось автономным хозрасчетным объединением. Кандидатуру режиссера утверждать было не нужно, а оплата работы у создателей фильмов в ЭТК зависела от конечного результата.

Успех "Неуловимых мстителей" в 1967 году «подсказал» руководителям ЭТК идею снять подобное кино своими силами. Работу доверили режиссеру Андрею Михалкову-Кончаловскому в соавторстве со сценаристом Фридрихом Горенштейном.

Этот творческий тандем за несколько недель создал пробный сценарий для картины «Басмачи», но он абсолютно не устроил руководителей ЭТК – якобы был слишком «надуманным». Кончаловский получил задание написать новый сценарий, привлечь на работу других титулованных авторов - Валентина Ежова и Рустама Ибрагимбекова, которые сами никогда не были в пустыне - месте, где по задумке разворачиваются основные события кино.

Желая создать не просто хороший фильм, а «нетленку», Ежов привлек людей, имевших дело с басмачеством не понаслышке. Он встречался с героями Гражданской войны, черпал в их рассказах идеи для своих сюжетных линий.

Правда, в большинстве случаев истории были банальны или могли быть задержаны цензурой.

И все же «выловить» пару интересных рассказов удалось. Один комбриг рассказал Ежову смешной эпизод из жизни, в котором фигурировал брошенный басмачами гарем. Оставить женщин в пустыне – значит дать им погибнуть, поэтому пришлось забрать «подарочек» с собой и сопроводить до ближайшего кишлака.

В июне 1967 года заявка на сценарий «Пустыня» была представлена на «суд» сценарно-редакционной коллегии и там же одобрена. Ежов и Ибрагимбеков отправились в Коктебель для написания своей «нетленки».

Кончаловский, изначально всей душой ратующий за фильм про басмачей, внезапно потерял к нему интерес, тем более, что сверху поступил новый заказ – кино к 150-летию со дня рождения Тургенева. Кончаловский охотно взялся за экранизацию «Дворянского гнезда», решив, что Ежов с Ибрагимбековым справятся с «Пустыней» и без него.

Собственно, так и произошло. Первый вариант сценария соавторы закончили к концу июля 1967-ого и получили одобрение на заседании, правда с поправками. Стоит заметить, что тот сюжет мало напоминал версию, к которой все мы привыкли.

После того, как руководители ЭТК дали «добро», начались поиски режиссера. Приглашали Витаутаса Жалакявичуса (Ежов принял это распоряжение руководства без особого энтузиазма). Были также кандидатуры Юрия Чулюкина, снявшего «Девчата» и «Неподдающиеся», Андрея Тарковского. Но в итоге выбрали режиссера с "Ленфильма" Владимира Мотыля, который сперва не хотел снимать фильм про басмачей, мол, не «его» тема, но все же за работу взялся, так как сценарий понравился, да и деньги были нужны.

После долгих и муторных согласований со стороны руководства в конце ноября в ЭТК пришло сообщение: кинофильм по сценарию "Пустыня" включен в темплан на 1968 год.

Примечательно, что Экспериментальная творческая киностудия своей производственной базы не имела, снимала фильмы на других площадках.

Так получилось и с "Пустыней", которую Мотыль должен был снимать на "Ленфильме" с оператором Эдуардом Розовским - профессионалом высшего класса в сфере киноиндустрии!

 

Поиск актеров

Подбор актеров занял больше времени, чем планировалось. Кандидаты на роли возникали самые неожиданные, их было много. Но вот на роль Федора Сухова изначально было всего две кандидатуры: Георгий Юматов и Анатолий Кузнецов. Выбрали Юматова.

15 марта на художественном совете ЭТК обсуждали первый вариант режиссерского сценария "Спасите гарем". Худсовет запретил запуск сценария в производство, потребовав от режиссера доработок.

Тем же временем продолжались кинопробы на главные и второстепенные роли.

Месяц спустя во время обсуждения второго варианта сценария «Спасите гарем» большинство дало свое одобрение, продолжились пробы.

Тяжелей всего было подобрать актера на роль Петрухи. Было не совсем понятно, каким Мотыль видит этого героя. В пробах участвовал даже Савелий Крамаров. Но тут режиссер вспомнил о молодом питерском актере Николае Годовикове – так и появился всеми любимый «Петруха».

 

Съемки

В качестве основного места действия выбрали берег Каспийского моря, недалеко от самого города Каспийска и в июле 1968 года начали возводить декорации для истерна, под руководством художника-декоратора А. Тимофеева.

Некоторые бутафорские домики (дом Верещагина, сад с виноградником, нефтеналивные баки и т.д.)  были возведены в короткие сроки по чертежам главного художника фильма Б.Каплана-Маневича. Немного позже из пенопласта, красок и фантазии был создан макет среднеазиатского, "Аллахом забытого" городка Педжента. Нужный для банды Абдуллы колорит дополнила пара верблюдов, привезенных из Средней Азии.

4 июля будущий фильм решили переименовать на "Белое солнце пустыни" (имелись также варианты "Длинная дорога напрямик", "Прощай, пустыня", "Прощай, гарем").

Главную роль, уже предназначенную для Юматова, пришлось срочно передать Кузнецову, так как накануне съемок актер пострадал в пьяной драке, и на «восстановление» лица, собственно, как и на маскирующий грим, могло уйти много времени. Да и доверия «запившему» актеру со стороны Мотыля больше не было. Кузнецов же, которому первоначально в роли отказали, выехал на место съемок сразу после звонка режиссера.

24 июля начались съемки. Около 8 часов потребовалось на эпизод с Суховым, Катериной Матвеевной и 9-ю женами из гарема Абдуллы. Реквизитом на площадке служили: прялка (прокат - 1 руб./сутки), самовар (2 руб./сутки), корова (3 руб./6 дней).

Кстати, в эти же дни на "Мосфильме" параллельно шли съемки других, впоследствии кинохитов: «Бриллиантовая рука" и "Новые приключения неуловимых".

В конце июля съемочная группа добралась до Махачкалы - столицы Дагестанской АССР. Здесь уже все подготовили к съемкам (кроме Каспийска, в кадрах задействовали Сулак).

Работы продолжались несколько дней и прерывались вследствие непогоды, болезни актеров или участников съемочного процесса. Но был и еще один, весьма неприятный момент. Однажды воры стащили из комнаты с реквизитом несколько ценных вещей, включая саблю и большие часы «Буре» - гордость товарища Сухова, которую он должен был носить на руке. Был вариант обратиться в милицию, но Мотыль решил иначе. Он узнал, кто главный в «банде похитителей», и предложил сняться в фильме. Когда предводитель воров Али (прям как Али Баба у сорока разбойников) с радостью согласился, Мотыль горестно вздохнул, что съемки откладываются ввиду пропажи реквизита. Али сказал, что разберется, и уже на следующий день все сворованное на площадку вернули. Самого Али можно увидеть в двух небольших сценах – он в красной рубашке, с винтовкой в руках, в финишном эпизоде застрелен товарищем Суховым.

Заключительные дни съемок были малопродуктивными и утомительными. Из-за брака пленки и неслаженной работы производственной группы в отведенный на дагестанские съемки срок не уложились.

1 ноября худсовет , отсмотрев снятый материал фильма "Белое солнце пустыни", выразил разные эмоции: кому-то фильм понравился, кому-то нет. Но работа продолжилась.

14 ноября в "Ленфильме" Павел Луспекаев за часа записал песню Верещагина "Ваше благородие..."

15-16 числа того же месяца производились съемки в павильонах - "Доме Верещагина".

21 - 23 декабря – подготовка к съемкам в декорации "Старая крепость".

Простой в съемках

Четыре месяца после Рождества работа простаивала, была вероятность, что фильм закроют – такое решение хотел вынести руководитель худсовета объединения после просмотра фильма.

После категоричного отказа Басова Мотыль обратился к Чухраю, потом к самому министру кинематографии Алексею Романову, но и он отказался повлиять на ситуацию. Вмешался случай! Министерство финансов, подсчитав, сколько уже потрачено на фильм (а это почти 400 000 рублей), постановило съемки закончить и Мотыля оставить.

Заключительные съемки происходили не в Дагестане, а в Средней Азии, если точнее, то в Туркмении, в Байрам-Али.

Съемки продолжались, но периодически откладывались то по причине непогоды, то из-за недомоганий участников съемочного процесса.

Наконец, материал был готов и передан критикам. В сентябре фильм был представлен генеральному директору "Мосфильма" Сурину, который остался просмотром не доволен и уже почти отправил киноэпопею на «полку».

Но тут неожиданно, опять же по воле случая, за «Белое солнце пустыни» заступился... Брежнев! Леонид Ильич обожал американские вестерны, но в один из дней, когда ему захотелось провести досуг с новым кино, «свежачка» не оказалось. Брежнему привезли  «истерн» отечественного производства - "Белое солнце пустыни". Фильм Леониду Ильичу и его дочери понравился очень, особенно эпизод с Суховым, выбивающим маузер из рук преступника. Генсеку пришлась по нраву и песня Павла Луспекаева. Он поспешил поделиться приятными эмоциями от фильма с министром кинематографии Романовым, который по телефонному звонку не сразу понял, что речь-то идет о «Белом солнце пустыни», которое он сам еще оценить не успел. Романов посмотрел фильм на следующий день, внес некоторые правки (на то он, собственно, и министр) и дал «добро» на показы в кинотеатрах.

 

Недооцененный киношедевр

"Белое солнце пустыни" вышел на столичный экран в конце марта 1970 года. Однако самих героев на премьере не было в силу разных обстоятельств – например, Петруха был в рядах Красной Армии.

Первые дни проката были успешными: картина зрителям очень понравилась. Однако награды этот кинематографический шедевр долгое время «обходили стороной». Фильм не внесли в список Минского кинофестиваля, неоднократно «обделили» Госпремией СССР...

Тем не менее, в сердцах благодарных зрителей «Белое солнце пустыни» остается и по сей день. Этот фильм определенно входит в состав «Золотого» советского кинофонда», пусть и без громких наград и почетных званий.

А Вы пересматриваете «Белое солнце пустыни»? Узнали что-то новое и интересное из статьи? Делитесь впечатлениями в комментариях!


Please publish modules in offcanvas position.